Mar. 6th, 2014

dobrokhotov: (Рассел)

Закон Годвина в интернете – такой же основополагающий фундамент, как ньютоновские законы в механике. В изначальной своей формулировке он звучит так: «По мере разрастания дискуссии вероятность употребления сравнения с нацизмом или Гитлером стремится к единице». Но еще важнее первое следствие закона Годвина: «Как только в дискуссии используется сравнение с Гитлером или нацизмом, ее следуют закончить».

Вплоть до последних недель этот закон действовал и в отношении Путина: сравнение российского президента с Гитлером могли позволить себе только чрезмерно пассионарные оппозиционные активисты. А тут вдруг как прорвало: начиная с сочинской Олимпиады аналогию современной России с Третьим Рейхом используют все кому не лень, в том числе и совсем неглупые, уважаемые люди. Виктор Шендерович стал сравнивать сочинскую и берлинскую олимпиаду, за что подвергся травле властей, затем Савик Шустер посвятил пламенную речь сравнению Путина с Гитлером после введения войск в Крым (видео с его выступлением разошлось по всему интернету), затем профессор Зубов едва не был уволен из МГИМО за сравнение Крыма с Судетами. Сравнение Путина с Гитлером стало общим местом в ходе протестов, прокатившихся по всему миру, после ввода российских войск в Крым.

Похоже, первое следствие закон Годвина перестало работать: при упоминании Гитлера дискуссия не заканчивается, наоборот, с этого именно она теперь и начинается. Как так могло произойти, ведь понятно же, что абсурдно кого-то из современных политиков – и Путина в том числе - сравнивать с Гитлером, организовавшим холокост и развязавшим войну, которая стала крупнейшей катастрофой XX века (сам Путин, правда, считает крупнейшей катастрофой века распад СССР, что, надо признать, несколько настораживает). Но раз это сравнение стало-таки общим местом, значит есть какая-то причина.

Как и в случае с ньютоновскими законами, которые действуют для статичных систем, многое становится относительным, если рассматривать систему в динамике. Так вот именно в динамике развитие политических событий в России и правда порождает множество пугающих ассоциаций с Третьим Рейхом. И даже если современная Россия вовсе не столь тоталитарна, сколь гитлеровская германия (а это несомненно так, иначе этого текста никто бы не увидел), это не значит, что в пути эволюции этих двух политических систем нет общих закономерностей. И если уж эти аналогии проводить, то начинать надо совсем не с олимпиады.

С 1919 по 1933 год в Германии существовала Веймарская республика – демократическое государство с более чем либеральной конституцией. Страна в этот период была ослаблена тяжелым экономическим положением, что вызывало недовольство значительной части населения, вдобавок ностальгирующего по былой мощи СССР Германской империи. На этом фоне демократически избранный президент Ельцин Гинденбург не пользовался большой популярностью и в результате стечения ряда обстоятельств он решил поставить Гитлера во главе правительства (по сути, сделав его своим преемником). Выбор это был не самый очевидный, но в чем-то логичный: Гитлер был одним из тех, кто имел все основания на массовую популярность, эксплуатируя идеи сильного государства, борьбы с олигархами, восстановления ущемленной национальной гордости. Первым делом Гитлер поставил под контроль СМИ, Думу Рейхстаг, и «равноудалил» олигархов (многие из которых стали спонсорами его государственных проектов).

Ключевым понятием пропаганды Гитлера было «Единство», что было позаимствовано у Муссолини: Italia Fascista переводится как «Единая Россия» «Единая Италия» (от fascio – объединение). Точно также и у немцев: все помнят лозунг Олимпийского комитета России «Одна страна – одна команда»   нацистов: «Одна нация, один рейх, один фюрер». Все, кто были недостаточно едиными – становились жертвами системы, даже если и не собирались выступать против нее. Так, например, Гитлер начал гонения на геев: пропаганда описывала гомосексуальность как наступление на морально-нравственные нормы и отвратительное проявление либерализма.

«Либеральная пресса» также была в центре критики нацистов, Дмитрий Киселев Геббельс доходчиво втолковывал немцам, что с ее помощью внешний враг пытается создать внутри страны «пятую колонну». Важным элементом режима был культ личности Путина Гитлера, который поддерживался как постоянным восхвалением в прессе, так и эффектными массовыми мероприятиями, такими как выступление Путина Гитлера на олимпийском стадионе в Лужниках Берлине, где фюрер утверждал, что победы заключены в генном коде нашего народа победы Германии связаны с чистотой арийской крови.

Третий Рейх был, безусловно, милитаристским государством - военные расходы были крупнейшей статьей расходов в бюджете путинской России Германии и эта доля постоянно росла.

Особенно резко «закручивать гайки» Россия Германия стала уже после олимпиады. До этого Германия хоть и подвергалась критике либеральными странами Запада, но в целом сохраняла с ними нормальные дипломатические отношения. Сама же Олимпиада стала поводом для патриотического подъема и роста пропагандистского накала. Несколько подпорченным, правда, пропагандистский эффект оказался из-за лесбиянки Иэрн Вюст из Нидердландов, взявшей золотую медаль, негра Джесси Оуэнса из США, завоевавшего четыре золотые медали.

Нет нужды вспоминать о том, как Гитлер вводил войска в Судеты под надуманным предлогом защиты местного немецкого населения (которому на самом деле никто не угрожал) – пример этот разобран уже по косточкам.

Все эти параллели будут бессмысленны, если пытаться посредством их натянуть на Путину маску Гитлера, это все равно будет выглядеть нелепо и неубедительно. Дело не в Путине, а в обществе, которое все происходящее воспринимает как должное и легко заглатывает все геббельсовские наживки. Путин совсем не Гитлер, конечно, а вот российское общество в массе своей такое же наивное, послушное и легко превращающееся в агрессивное, как и немецкое общество 30-х. Еще пару недель назад россияне были категорически против введения войск в Украину. После короткой информационной обработки на телевидении, широкие массы уже приветствуют это решение. Кто бы мог в это поверить еще месяц назад? И если власть смогла убедить россиян, что завоевывать Украину – это хорошо, то можно ли быть уверенным, что что она не убедит их в необходимости концентрационного лагеря? Пока средний россиянин смотрит телевизор 3,5 часа в день первое следствие закона Годвина будет неактуальным.

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 04:20 pm
Powered by Dreamwidth Studios