Jun. 3rd, 2013

«Профиль» намедни опубликовал мой отчет о встрече с Кадыровым. К сожалению, на полосе места было мало, поэтому статья не была опубликована целиком, поэтому здесь я ее повешу в первозданном виде (даже, наверняка, с грамматическими ошибками, я ее не вычитывал). К сожалению, у меня не было возможности задать больше тех трех вопросов, да и нормальный репорт не сделашь, когда тебя все время возят на автобусе. Но все-таки, то что получилось – было любопытно. Кадыров – человек, который не умеет или просто не хочет прятать свои мысли. Прямо в лоб он заявляет: да, кричал на судью; да, хочу жить красиво и иметь крутые тачки; да, обязал всех школьников и студентов ходить в мусульманской одежде. Причем именно вот это последнее поражает – Путин совершенно четко заявил во время Прямой линии - он против хиджабов в учебных заведениях, мол никогда такой традиции в России не было. Получается, Кадырову Путин все-таки не указ? В общем, читайте сами:


Увидеть Рамзана и остаться в живых
О чем рассказал чеченский лидер московским журналистам

Из чартера, доставившего в Грозный «Клуб главных редакторов», высыпали журналисты и в ожидании автобуса разбились по группам. Вот группа кремлевской прессы, представленная Владимиром Сунгоркиным из «Комсомольской правды», телеканалом Russia Today и «Голосом России». Рядом и условно независимая пресса – МК, «Новые Известия», РБК ТВ. Тут же и категорически независимая Марианна Максимовская рядом с журналистами от гламурного «Сноба» - Николаем Усковым и Ксенией Соколовой. Было и двое спортивных журналистов (в последнее время у них к Кадырову тоже много вопросов). Первым делом нам устраивают экскурсию по Чечне – автобус с полицейским сопровождением мчит по Проспекту Кадырова мимо недавно построенных небоскребов (от одного из которых остался лишь бетонный остов), проезжает знаменитую своими военными сражениями площадь Минутка, а через 20 минут он уже кружит по Гудермесу – Чечня республика небольшая, все рядом. Гудермес внешне скорее напоминает Подмосковье – много свежеотстроенных каменных домов в 2-3 этажа, супермаркеты и кафе со знакомыми названиями. Если бы не огромные портреты вождей (как правило с тремя лицами – Кадырова-отца, Кадырова-сына, и Владимира Путина) и если бы не горный пейзаж на горизонте – то вполне сойдет за какой-нибудь поселок в 10 километрах от МКАД. Есть, правда, и еще одно отличие – две трети женщин на улицах носят хиджабы. Иногда это просто платок, который закрывает только волосы, а иногда он одет по всем правилам ислама – то есть закрывает и уши и шею.
После этой небольшой автобусной экскурсии, в ходе которой журналистам рассказали о славной истории чеченских городов, журналистов высаживают в резиденции Кадырова в Грозном. Здесь искуственные ручейки с декоративными мостиками, подстриженный газончик, по которому важно ступают курицы, клетка с медвежонком. Кадыров усаживает всех за накрытый стол и без лишних вступлений предлагает задавать вопросы.

Начинается разговор с главного, то есть, конечно, с футбола. Кадыров сенсационно заявляет, что не сомневается в том, что судья, на которого он кричал, был продажным так как (по словам Кадырова) он сам предлагал руководителю чеченской республики дать взятку, но Кадыров ее дать отказался, а потому, мол, судья стал свистеть не по делу. Кадыров объяснил и почему не стал продлевать контракт тренера «Терека» Черчесова: тот якобы дал установку команде удержаться в восьмерке, в то время как Кадыров требовал от команды попытаться выйти в зону еврокубков (то есть попасть в четверку сильнейших). Другая причина –  Черчесов не пожал руку одному из чеченских футболистов, когда тот выходил на поле. На вопрос об избитом прямо на стадионе футболисте Гогниеве Кадыров отреагировал эмоционально: «У нас другой менталитет, если бы Гогнинев мне сказал «я твою маму…» я бы вообще убил его и меня бы посадили».
Журналисты не могли не спросить о Суркове. Кадыров заявил, что будет поддерживать своего «названного брата» и впредь, даже если это навредит самому главе республики. Он осыпал Суркова комплиментами и даже заявил, что в любой момент готов такому мудрому руководителю уступить место главы республики. На вопрос «а правда ли Сурков наполовину чеченец», Кадыров ответил, что не наполовину, а полностью: «Это у евреев считается по матери, а у чеченцев по отцу, так что Сурков настоящий чеченец, да он и не скрывает этого».

О болезненной теме «хватит кормит Кавказ» сказано было немного. Кадыров заметил, что по дотациям Чечня среди регионов лишь на десятом месте, что в случае выплаты компенсации за, например, разрушенные дома федеральный центр платит Чечне даже меньше, чем другим республикам, что строительство в Чечне ведется в основном не за государственные деньги, а за средства частных спонсоров (добровольные пожертвования патриотичных чеченских бизнесменов).
Коснулся разговор и болезненной темы отношений с главой Ингушетии Юнус-беком Евкуровым. Кадыров был тут предельно вежлив, назвал «генерала и героя России Юнус-бека Баматгиреевича Евкурова» патриотом и защитником ингушской земли, но не упустил возможности покритиковать его за отмену выборов главы Ингушетии, мол плохо, когда человек так цепляется за власть и отменяет у себя выборы главы региона. В Чечне, заверил Кадыров, выборы отменять никто не будет: «Уверен за меня бы проголосовало больше 90% населения». А на уточняющий вопрос – не боятся ли чеченцы Кадырова, ответил: «можем поехать в любой регион Чечни, там любой, если у меня увидит, улыбнется, подойдет, обнимет меня». При этом Кадыров убежден, что никакого культа личности в республике нет и торжественно пообещал снять все свои портреты. Ему напомнили, что он такое обещание уже не раз делать. Кадыров ответил, мол, ничего не может поделать, они снова вешают.
Я же не мог не спросить чеченского лидера о сообщениях правозащитных организаций (таких как «Мемориал» и «Комитет против пыток») о похищениях людей чеченскими полицейскими и пытках в отделениях полиции. Рамзан Кадыров такой постановке вопроса возмутился: «зачем мне похищать людей?». По его словам, многие якобы похищенные люди живут в Европе, а все настоящие похищения были еще во время войны, но Кадыров, придя к власти в республике, запретил спецслужбам носить маски, навел порядок в силовых структурах и похищения прекратились. (Через день после нашего визита в Чечню комитет «Гражданское содействие» опубликовал информацию о похищении в селе Янди  Ачхой-Мартановского района Беслана Байдулаева. 21 мая рядом с его домом видели силовиков и с тех пор о нем нет никаких известий. Комитет утверждает, что для Чечни это стало привычным явлением). Рамзан Кадыров призывал не верить правозащитникам, критикующих ситуацию в Чечне, мол, если они все-таки признают, что в Чечне мир, то перестанут получать западные гранты. При этом, уверяет Кадыров, даже «Европарламент в прошлом году признал, что права человека в Чечне соблюдаются» (что имел в виду чеченский лидер под этим «признанием» - загадка).
Неожиданно ответил Рамзан Кадыров и на мой вопрос о его любимом автомобиле (об автопарке главы чеченской республики ходят легенды). Рамзан сначала с серьезным лицом отвечает – «серебристая Лада-Приора», затем заразительно хохочет и признает, что все-таки Мерседес, по сумме разных качеств. Затем, вполне понимая истинный смысл моего вопроса (а наивность Кадырова не стоит преувеличивать), он добавляет: «Я молодой, я люблю красиво жить, красиво одеваться. У нас знаешь, плохо что? Мы чиновников заставляем показать, что они бедные, и этим заставляем совершать преступления». По словам премьера, госслужащие трудятся днем и ночью, и не надо мешать им в их естественном желании построить себе дом или купить машину, такие аскетичные требования – это самообман.
Но настоящей темой дня стали не автомобили, не дотации и не похищения людей – а хиджабы. Журналисты обратили внимание Рамзана, что при его отце – муфтии и первом президенте Чечни Ахмате Кадырове – на улицах было меньше женщин в хиджабах. Рамзан настаивал, что носить или не носить хиджаб – дело добровольное, и если женщина хочет носить платок – почему ей надо  запрещать.  Я уточнил, действительно ли в школах и вузах Чечни ввели обязательный дресс-код, в который входит и хиджаб. Кадыров подтвердил это (не видя, впрочем, в своих словах никакого противоречия). И действительно, когда затем журналистов повезли в Чеченский государственный университет, абсолютно все студентки в огромной аудитории свежепостроенного корпуса были в платках. Все, даже те, кто имел явно славянское лицо и говорил по-русски без малейшего кавказского акцента.

Дискуссия со студентами, кстати, вышла весьма примечательной. Для начала пару слов сказали московские гости. «Пишите не то, что считаете правильным, а то, что может понравится вашему читателю – и тогда вы будете профессионалом!» - увещевал главный редактор КП Сунгоркин. «Национализм – это зло. Но чеченцы помогут избавиться от стереотипов, если выходцы из республики будут лучше следить за своим поведением», - объяснял главред «НИ» Валерий Яков. Вопросы из зала в основном сводились к тому, что в Москве о Чечне не говорят правды, что о чеченцах распространяют мифы. В какой момент между москвичами и студентами наметился умиротворяющий консенсус на тему дружбы народов. И вдруг все испортило упоминание террористов Царнаевых (в контексте, что вот жаль что бывают и такие чеченцы, а не только те, что спасали детей от Брейвика). Тут в зале вскочил седовласый мужчина и стал кричать, что причастность Царнаевых  еще совсем не доказана. Николай Усков (чьи родственники живут под Бостоном) попробовал было привести некоторые очевидные факты, но они потонули в гуле неодобрения. Было очевидно, что зал в террористов Царнаевых не верит. Как потом выяснилось, что седовласый мужчина – это фотограф Саид Царнаев, чей двоюродный брат – дедушка бостонских террористов. Обида Саида Царнаева понятна. Но вот реакция остальных студентов московских журналистов шокировала. Для них было не привычна логика, по которой за земляка (пусть и ни дня не прожившего в Чечне) надо заступаться, кем бы он ни был. А такая логика явно у студентов прослеживалась. Кстати, именно за это русские националисты, навещавшие Кадырова полтора года назад, расхваливали чеченскую республику и ее лидера.

Рамзан Кадыров навестил журналистов еще вечером, во время ужина, посадил рядом с собой Марианну Максимовскую и наслаждался представлениями: в ресторане исполняли чеченские песни (правда, в основном переведенные русские хиты группы «Браво» и других подобных групп) и виртуозно танцевали лезгинку неожиданно белокурые чеченские ребятишки лет 6-7. Алкоголя не подавали и уставшие московские журналисты обменивались саркастичными репликами на тему увиденного в этот день. Большинство из них по приезду в Москву разродилось восторженными отзывами.

April 2017

S M T W T F S
      1
2345 678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 08:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios